ьнего уголка города.

Дом.

Боже мой, Колин думал, что он уже никогда его больше не увидит. И здесь были ответы на все вопросы. У него учащенно забилось сердце от масштабности того, что он собирался сделать.

– Мое окно там, где стоит огромное дерево. Очень удобно влезать и вылезать.

Это были первые слова Колина за последнюю пару часов, и Мэдлин с Хорасом вежливо тянули шеи, чтобы посмотреть туда, куда указывал Колин.

Одна жительница городка, это была миссис Ноттерли, одетая в свое лучшее розовое платье, шла по тропинке к церкви, придерживая шляпку, чтобы ее не сорвал ветер, когда их экипаж остановился возле церкви.

Улицы городка были пустынны. Все расселись на церковных скамейках, ожидая венчания мисс Луизы Портер и мистера Маркуса Эверси.

Колин, Мэдлин и Хорас вышли из экипажа.

«На свадьбу небо должно быть голубым», – подумал Колин и посмотрел вверх. Небо оказалось все в разноцветных облаках, как заживающий синяк. В самых темных из них скрывался дождь, он мог зарядить буквально через мгновение, и дорога, по которой они ехали, станет грязной.

Наконец-то. Им очень нужен дождь.

Зазвонил церковный колокол. Колин стоял и смотрел на Мэдлин, а Мэдлин и Хорас – на Колина. Он был удивлен, что колокол заглушает удары его сердца.

– Не возражаете? – спросил Хорас. – Я обожаю свадьбы.

Колин вздрогнул, но даже не посмотрел в сторону Хораса.

– Конечно, Хорас. Заходи…

Хорас со Снапом взбежал по ступенькам и тоже исчез за дверью церкви.

Колин снял шляпу, купленную за пенни у пьяницы, чтобы она не мешала ему смотреть на Мэдлин. Только сейчас он заметил, насколько она хороша в своем пурпурном наряде.

Обычно молчаливая, Мэдлин вдруг разразилась целой тирадой:

– Колин, тебе лучше пойти в церковь сейчас. Я решила, мне не нужны деньги твоего отца, я получила деньги от мистера Ханта, мне хватит, чтобы купить билет на корабль и…

– Мэдлин, – мягко остановил ее Колин. Мэдлин умолкла и побледнела. Колин держал шляпу в руках и вдруг почувствовал, как у него взмокли и стали липкими ладони, в желудке все задрожало. Он вдохнул, выдохнул и сказал те, самые важные, слова:

– Я люблю тебя.

Впервые в жизни Колин объяснился в любви.

– Я знаю. Ну и что?

Колин открыл рот и обнаружил, что у него пропал голос. Последовало долгое молчание, слышался только звон церковного колокола.

– Я не хочу любить тебя, – с раздражением сказал, наконец, Колин. – Но люблю.

Мэдлин слегка улыбнулась, но ничего не ответила.

– Ну? – Колин чувствовал себя беззащитным, как в море, и все больше сердился.

Мэдлин приоткрыла губы, но снова плотно сжала их и только покачала головой.

– Итак, ты любишь меня, Колин. И… что дальше? – Она повернула руки пустыми ладонями вверх, словно показывала ему «что дальше».

– А дальше… мы строим жизнь вместе. – Голос Колина звучал угрюмо. Он импровизировал. По правде говоря, она задала очень хороший вопрос: «Что дальше?» До этого Колин жил согласно одной мечте, одному плану. Теперь, возвращаясь домой, он, наконец, отпустил мечту. Он понял, что она была балластом, который в какой-то мере остепенял его, но не давал воспарить. Теперь он стал мужчиной и понял, наконец, свое сердце и свою душу. В этом была заслуга Мэдлин.

Колин влюбился в Мэдлин с первого взгляда. Все его бездумное,


100  101  102  103  104  105  106  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>