вежего воздуха, он не мог не восхититься ее прямой спиной, пока она поднималась по ступенькам. Она все делала с необыкновенной грацией.

Мэдлин со знанием дела втиснула спинку стула под ручку двери, а потом, к удивлению Колина, вставила в замок свой ключ. Она явно не была дилетантом в… в…

Да в чем угодно.

Кто эта женщина?

Когда Мэдлин спускалась вниз, Колин не устоял перед соблазном и внимательно осмотрел пистолет. Симпатичная штучка, рукоятка из орехового дерева витиевато украшена перламутром и отделана латунью. Он проверил пороховую полку. Пистолет был заряжен.

Колин с подозрением понюхал порох и отдал пистолет Мэдлин.

– Заберите, мисс Гринуэй, здесь плохой порох, вы бы смогли выстрелить.

Мэдлин коротко взглянула на пистолет с таким видом, как будто это был домашний любимец, который зарычал на нее. Но она быстро справилась и осторожно взяла у Колина пистолет. Голова у нее шла кругом, она не могла говорить.

– Кто вы, черт побери, мадам? – спросил Колин Эверси вне себя от ярости.

– Мэдлин Гринуэй, – едва слышно пробормотала она. – Разве вы не слышали, как меня только что назвали. – Ей трудно было говорить. Кто же пытался ее только что убить?

И тут осенило; она не знала, сможет ли отличить хороший порох от плохого. Она умна, стреляет без промаха, но, если Эверси прав…

Ее обманули. Потому что она – женщина, не может отличить хороший порох от плохого, не заметила, что веревки та руках Колина Эверси были завязаны свободно и он сам мог освободиться.

– Кто вы, мадам? И что все это значит?

– Меня наняли спасти вас, мистер Эверси. И вот кто-то только что пытался меня убить. Все это очевидно. – Ее ответы были краткими и сухими. Больше всего ей хотелось, чтобы он замолчал.

Сейчас она должна идти, потому что ей надо поговорить с мистером Крокером.

– Очевидно? Кто вас нанял? Моя семья? – В его голосе прозвучали недоумение и гнев.

– Понятия не имею, кто меня нанял, мистер Эверси. Все дела ведет мой агент.

– Дела?

– Да. Это мистер Крокер, – нетерпеливо пояснила Мэдлия.

– Крокер? – Теперь в голосе Колина Эверси звучало недоверие.

У Мэдлин на это не было ни терпения, ни времени.

– Мистер Эверси, жаль, что нашу встречу нельзя назвать приятной. А теперь мне надо немедленно уйти. Если позволите…

– Кто просил Крокера вас нанять? Вы сказали, что это сделала не моя семья?

– О вашей семье мне не говорили, – ответила Мэдлин. Она не обязана сообщать ему какую-либо информацию.

– Тогда кто? И кто хотел, чтобы я оставался связанным?

Оказывается, она слишком много успела сказать ему.

– Мистер Эверси…

– Помогите мне, мисс Гринуэй. Отведите меня к Крокеру, мне необходимо поговорить с ним.

– Мистер Эверси…

– Я никого не убивал, – обронил он.

– Мне все равно…

– Я… никого… не… убивал.

Мэдлин пристально посмотрела на него. Его лицо по-прежнему оставалось в тени.

Тревога обострила ее собственное восприятие. Колин Эверси может быть страдальцем; он может быть любимцем сатаны. Ей до этого нет никакого дела. Ее вообще возмутила необходимость считаться с Колином Эверси. За его освобождение ей хорошо заплатили. Ее будущее было обеспечено.

А теперь она осталась без гроша, а Колин тяжелым бременем лег ей на плечи. Она сама быстрее найдет


10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>