рого у мистера Джоунса задрожали пальцы.

– Интересно, мистер Джоунс, вы, когда въезжали в город, случайно, не видели пару дубов на площади, растущих очень близко друг к другу? – тихо спросил Кук.

– Видел. Два величественных дерева. У вас очень хороший городок.

Кук кивнул, словно это было и без слов понятно.

– Мистер Джоунс, эти огромные дубы были молодыми деревцами, когда Вильгельм Завоеватель поставил ногу на английский берег. И за многие века их корни так переплелись друг с другом, что теперь ведут борьбу за место и зависят друг от друга, чтобы устоять прямо. И это… – Фрэнсис Кук немного наклонился вперед, все посетители паба невольно подались к нему, и голос Фрэнсиса Кука прозвучал как голос опытного барда, – это, мой друг, очень подходящая метафора для семей Эверси и Редмонд. Их семьи поселились здесь еще до того, как у города появилось имя, до того, как Вильгельм Завоеватель ступил на эти берега. Старые обиды и секреты прочно связали их и обрекли на страдания в наши дни.

Незнакомец, ругая себя за оплошность, увлеченно слушал.

– Боже мой! – очнулся он наконец. – Секреты и обиды? Что же это за секреты и обиды?

Все в пабе, казалось, были довольны эффектом, который произвел на незнакомца рассказ. Наступила тишина, слышно было лишь, как посетители потягивают из кружек пиво.

– Ну, это уже были бы не секреты, знай мы их, не так ли, сэр? Говорят, их неприязненные отношения начались, когда первый сакс – Редмонд – примерно в тысяча шестьдесят шестом году расколол череп первому нормандцу – Эверси. Однако Редмонды утверждают, будто все началось гораздо раньше, еще до того, как Британией стали править римляне, когда все наши предки носили шкуры вместо одежды. Говорят, Эверси украли корову у Редмондов.

У мистера Джоунса вырвался короткий нервный смешок.

– И что? Это было доказано?

– Когда дело касается Эверси, ничто никогда не бывает доказано, – крикнул кто-то из толпы, последовал взрыв смеха.

Фрэнсис Кук сдержанно улыбнулся:

– Это правда, мистер Джоунс. Сейчас обе семьи вполне состоятельны и знатны, но ходят слухи, будто кража коровы оказалась только началом того пути, следуя по которому Эверси вознамерились сколотить состояние. Им приписывали и пиратство, и контрабанду, и другие темные делишки. Похищение людей, кражи. Обвинения выдвигались на протяжении многих веков, но никто не знает, откуда у клана появились значительные суммы денег, и никто никогда ничего не доказал. Поэтому все мы были в шоке, узнав, что Эверси повесят за убийство кузена Редмонда во время драки в пабе. Почему спустя сотни лет вдруг удалось что-то доказать?

– Полагаете, – задумчиво произнес мистер Джоунс, – что Колина Эверси настигла заслуженная кара?

Фрэнсис Кук подпер руками подбородок и закатил глаза к потолку.

– Я полагаю, мистер Джоунс, это зависит от того, что вы считаете заслуженной карой. Потому что говорят, раз в поколение судьбой предназначено, чтобы кланы Редмондов и Эверси разбивали сердца друг другу. Несколько лет назад исчез Лайон Редмонд, старший из детей. Редмонды считают, что это из-за того, что Олцвия Эверси, старшая дочь, разбила его сердце.

В пабе повисла тишина. Весь город знал эту историю, но на незнакомца она должна была произвести впечатление.

– Мне кажется, я выражу общее мнение, – Кук обвел взглядом


1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>